Михаил Черосов прокомментировал ситуацию с лесными пожарами в Якутии

Доктор биологических наук и председатель комиссии по природопользованию и экологии Общественной палаты РС(Я) Михаил Черосов дал комментарий «Якутии 24» по пожароопасной обстановке в Якутии. 

— Текущий летний сезон выдался сухим и жарким. Скажите, пожалуйста, отличается ли это лето по температурным показателям от прошлых лет?

— У нас Якутия, особенно центральная, имеет такой период, как полузасушливый. По климадиограмме даже выделяется такой период — июнь-июль месяц. Конечно, в этот период у нас всегда достаточно опасны засухи. Но во многом это зависит от циклонов, насколько часто они приходят. В принципе, циклоны для нас это хорошо. Однако в июне месяцы циклоны чаще в центральной и южной Якутии.

Июль гораздо менее посещаемый этими циклонами. Прогноз этого года говорит, что по сравнению с прошлым годом у нас будут более сухие условия, поэтому, конечно, определенный риск существует. Однако то, что сегодня выпал дождь, это ни о чем не говорит, поскольку у нас в основном горят территории, которые представляют сейчас южную и юго-восточную часть Якутии. А там может дождей не выпадает. Соответственно, эти леса у нас в основном сейчас и горят, и достаточно активно их сейчас тушат.

Общая площадь, пройденная пожарами, сейчас пока еще не такая, как в самом рекордном 2021 году. Но, в принципе, надо, конечно, бороться. И все силы сейчас на это брошены.

— Какова динамика за последние десятилетия?

— Ну, в целом, прогноз тут оправдывается, о котором мы ранее говорили. Сейчас идет такой период более сухой, и соотношение влаги и температуры способствует появлению большему полузасушливому периоду. Но динамика вещь такая: в какой-то короткий период она на повышение идет. А если рассматривать 20-летний цикл, 11-летний цикл, то она в пределах обычной нормы, которая у нас существует.

Вообще в природе есть цикличность. И это было у нас в истории нашего региона, нашей земли — были и более сухие условия, и более холодные условия. Мы знаем про ледниковый период, знаем о периодах, когда здесь были очень сухие условия, чуть ли не большинство было тундростепи. В целом есть глобальный тренд на потепление. Этот тренд у нас на севере уже достиг 1,5-2, даже местами 3 градусов. Это достаточно рисковая вещь, поэтому у нас все хозяйство должно быть адаптировано. В России и Якутии есть планы по адаптации экономики к потеплению климата, то есть такая государственная программа существует.

— То есть сейчас мы видим последствия вот этого глобального потепления?

Ну, это термин такой великий, глобальное потепление климата. Конечно, в целом тренд такой есть. Но в масштабе общеисторическом мы можем говорить в пределах какого-то достаточно понятного временного периода — 50-70 лет. А в целом, если в масштабе нескольких сотен лет, то многие климатологи говорят о приближении, наоборот, холодного периода. Я ранее отвечал, что есть самые различные состояния у периода, ведь природа у нас меняется. Ну и к тому же есть такой показатель, как изменение колебаний солнечной активности, которое тоже постоянно меняется. Меняется плюс-минус 2%. Это достаточно большая цифра.

— Какие прогнозы есть у Якутии в рамках этого потепления?

— Как я ранее говорил, нужно подготавливаться. Государство уже закладывает мероприятия, и в частности по тому, что у нас сейчас есть полномочия по тушению лесных пожаров. Российская Федерация уже подумывает, чтобы эти расходы внести в бюджет на постоянной базовой основе. В целом, на это все выделяются деньги из резервного фонда Правительства России. Это тоже одна из таких мер по тому, чтобы бороться с тем потеплением климата, который мы примерно сейчас ощущаем. В частности, по лесным пожарам сейчас почти около миллиона пройдено огнем. Это площадь в гектарах.

Но если посмотреть на масштабы наших трех миллионов квадратных километров и восьми миллионов, которые были в 2021 году. Конечно, не хочется, чтобы еще дальше все это горело, поэтому идет большая борьба. Мы находимся в таком состоянии, что поддержка идет и от России, и от республиканских органов власти, насколько возможно сейчас идет тушение пожаров.

Мы видим, что десятки пожаров тушатся, но и десятки появляются новые, то есть, соответственно, есть зона контроля. Мы постоянно говорим, что зона контроля – это зона, где тушить пожары нельзя. Она для республики очень большая. Так, мы большую часть территории республики даже тушить формально не имеем права. Это как бы отдаленные пожары, которых нельзя тушить, надо за ними только наблюдать. Бывали случаи, что они сами, натыкаясь на природные естественные преграды, останавливались и не надо было тратить денег — вот такие ситуации бывают.

Зона контроля — это тот бич своеобразный, который нужно постепенно, взаимодействуя с федеральными органами власти, уменьшить. Ну и получить соответствующее финансирование.

— Лесничество республики отмечает, что лесные пожары – это естественный процесс. Каким образом лес обновляется? Вы согласны с данным утверждением?

Ну, я сам как бы выходец из Института биологических проблем криолитозоны. Исследования были доказаны: у нас ультраконтинентальная зона по лесному массиву, поэтому наши все леса в основном сухие, то есть основная лиственница каждый год выбрасывает, что называется сменяемостью хвои. А когда высыхает хвоя, в наших условиях она становится, как порох, то есть достаточно чуть-чуть того, чтобы она сразу начала гореть.

Ну и одновременно у нас очень короткий вегетационный период: хвоя и многие ветоши травянистых сообществ не успевают перерабатываться, и они у нас с помощью вот таких технологий, пожаров, которые естественным образом уже сформировались, они переходят уже в нормальные вещества, попадают в почву. Ну и как бы есть такой термин – пирофильность нашей лиственницы, то есть она устойчиво против пожаров несколько раз может гореть, и это является нормальным явлением.

На самом деле, надо бороться, потому что этот лес должен развиваться естественным образом и надо максимально ему помогать защищаться от пожаров. По большей части наши пожары возникают естественным путем — от молнии. Но есть случаи и антропогенного появления пожаров, против которых надо бороться.

Есть административные дела, уже часть выявлена, нашли виновников возникновения лесных пожаров. Сейчас у нас объявлена чрезвычайная ситуация уже федерального масштаба, до этого была регионального, поэтому надо тщательно соблюдать все правила посещения леса.

Без причины посещать лес и что-то производить, наверное, нет смысла


Читайте нас в:

Михаил Черосов прокомментировал ситуацию с лесными пожарами в Якутии

Доктор биологических наук и председатель комиссии по природопользованию и экологии Общественной палаты РС(Я) Михаил Черосов дал комментарий «Якутии 24» по пожароопасной обстановке в Якутии. 

— Текущий летний сезон выдался сухим и жарким. Скажите, пожалуйста, отличается ли это лето по температурным показателям от прошлых лет?

— У нас Якутия, особенно центральная, имеет такой период, как полузасушливый. По климадиограмме даже выделяется такой период — июнь-июль месяц. Конечно, в этот период у нас всегда достаточно опасны засухи. Но во многом это зависит от циклонов, насколько часто они приходят. В принципе, циклоны для нас это хорошо. Однако в июне месяцы циклоны чаще в центральной и южной Якутии.

Июль гораздо менее посещаемый этими циклонами. Прогноз этого года говорит, что по сравнению с прошлым годом у нас будут более сухие условия, поэтому, конечно, определенный риск существует. Однако то, что сегодня выпал дождь, это ни о чем не говорит, поскольку у нас в основном горят территории, которые представляют сейчас южную и юго-восточную часть Якутии. А там может дождей не выпадает. Соответственно, эти леса у нас в основном сейчас и горят, и достаточно активно их сейчас тушат.

Общая площадь, пройденная пожарами, сейчас пока еще не такая, как в самом рекордном 2021 году. Но, в принципе, надо, конечно, бороться. И все силы сейчас на это брошены.

— Какова динамика за последние десятилетия?

— Ну, в целом, прогноз тут оправдывается, о котором мы ранее говорили. Сейчас идет такой период более сухой, и соотношение влаги и температуры способствует появлению большему полузасушливому периоду. Но динамика вещь такая: в какой-то короткий период она на повышение идет. А если рассматривать 20-летний цикл, 11-летний цикл, то она в пределах обычной нормы, которая у нас существует.

Вообще в природе есть цикличность. И это было у нас в истории нашего региона, нашей земли — были и более сухие условия, и более холодные условия. Мы знаем про ледниковый период, знаем о периодах, когда здесь были очень сухие условия, чуть ли не большинство было тундростепи. В целом есть глобальный тренд на потепление. Этот тренд у нас на севере уже достиг 1,5-2, даже местами 3 градусов. Это достаточно рисковая вещь, поэтому у нас все хозяйство должно быть адаптировано. В России и Якутии есть планы по адаптации экономики к потеплению климата, то есть такая государственная программа существует.

— То есть сейчас мы видим последствия вот этого глобального потепления?

Ну, это термин такой великий, глобальное потепление климата. Конечно, в целом тренд такой есть. Но в масштабе общеисторическом мы можем говорить в пределах какого-то достаточно понятного временного периода — 50-70 лет. А в целом, если в масштабе нескольких сотен лет, то многие климатологи говорят о приближении, наоборот, холодного периода. Я ранее отвечал, что есть самые различные состояния у периода, ведь природа у нас меняется. Ну и к тому же есть такой показатель, как изменение колебаний солнечной активности, которое тоже постоянно меняется. Меняется плюс-минус 2%. Это достаточно большая цифра.

— Какие прогнозы есть у Якутии в рамках этого потепления?

— Как я ранее говорил, нужно подготавливаться. Государство уже закладывает мероприятия, и в частности по тому, что у нас сейчас есть полномочия по тушению лесных пожаров. Российская Федерация уже подумывает, чтобы эти расходы внести в бюджет на постоянной базовой основе. В целом, на это все выделяются деньги из резервного фонда Правительства России. Это тоже одна из таких мер по тому, чтобы бороться с тем потеплением климата, который мы примерно сейчас ощущаем. В частности, по лесным пожарам сейчас почти около миллиона пройдено огнем. Это площадь в гектарах.

Но если посмотреть на масштабы наших трех миллионов квадратных километров и восьми миллионов, которые были в 2021 году. Конечно, не хочется, чтобы еще дальше все это горело, поэтому идет большая борьба. Мы находимся в таком состоянии, что поддержка идет и от России, и от республиканских органов власти, насколько возможно сейчас идет тушение пожаров.

Мы видим, что десятки пожаров тушатся, но и десятки появляются новые, то есть, соответственно, есть зона контроля. Мы постоянно говорим, что зона контроля – это зона, где тушить пожары нельзя. Она для республики очень большая. Так, мы большую часть территории республики даже тушить формально не имеем права. Это как бы отдаленные пожары, которых нельзя тушить, надо за ними только наблюдать. Бывали случаи, что они сами, натыкаясь на природные естественные преграды, останавливались и не надо было тратить денег — вот такие ситуации бывают.

Зона контроля — это тот бич своеобразный, который нужно постепенно, взаимодействуя с федеральными органами власти, уменьшить. Ну и получить соответствующее финансирование.

— Лесничество республики отмечает, что лесные пожары – это естественный процесс. Каким образом лес обновляется? Вы согласны с данным утверждением?

Ну, я сам как бы выходец из Института биологических проблем криолитозоны. Исследования были доказаны: у нас ультраконтинентальная зона по лесному массиву, поэтому наши все леса в основном сухие, то есть основная лиственница каждый год выбрасывает, что называется сменяемостью хвои. А когда высыхает хвоя, в наших условиях она становится, как порох, то есть достаточно чуть-чуть того, чтобы она сразу начала гореть.

Ну и одновременно у нас очень короткий вегетационный период: хвоя и многие ветоши травянистых сообществ не успевают перерабатываться, и они у нас с помощью вот таких технологий, пожаров, которые естественным образом уже сформировались, они переходят уже в нормальные вещества, попадают в почву. Ну и как бы есть такой термин – пирофильность нашей лиственницы, то есть она устойчиво против пожаров несколько раз может гореть, и это является нормальным явлением.

На самом деле, надо бороться, потому что этот лес должен развиваться естественным образом и надо максимально ему помогать защищаться от пожаров. По большей части наши пожары возникают естественным путем — от молнии. Но есть случаи и антропогенного появления пожаров, против которых надо бороться.

Есть административные дела, уже часть выявлена, нашли виновников возникновения лесных пожаров. Сейчас у нас объявлена чрезвычайная ситуация уже федерального масштаба, до этого была регионального, поэтому надо тщательно соблюдать все правила посещения леса.

Без причины посещать лес и что-то производить, наверное, нет смысла



Читайте дальше

Юмор ЧП Спорт СВО Разное Отдых Мир Культ