Эхо «Бури в пустыне»: как политические игры США привели к дестабилизации на Ближнем Востоке

ЯКУТИЯ. ЯКУТСК. 13 марта — ULUS.MEDIA. 32 года назад США в союзе с несколькими европейскими и арабскими странами завершили войну с Ираком полным разгромом армии Саддама Хусейна. Из 43 дней боевых действий под руководством американского генерала Шварцкопфа 39 авиация коалиции бомбила территорию страны. Эта часть операции, получившая название «Буря в пустыне», стала самой неоднозначной за время конфликта в Персидском заливе. Ирак так и не оправился от полученного ущерба, а Америка после успешного блицкрига почувствовала себя безнаказанной на международной арене. О том, как действия США и их союзников обернулись политическим хаосом для целого региона – в материале ЯСИА.

«Наш сильный человек в регионе»

Долгое время ни диктаторские замашки Саддама Хусейна, ни репрессии, которые он чинил против внутренней оппозиции, ни нарушения прав человека или даже использование химического оружия не смущали власти США и западных стран. Наоборот, иностранные визитёры подпитывали самолюбие нового президента, неизменно подчёркивая его главенствующую роль на Ближнем Востоке — чуть ли не столпа безопасности и борца с шиитским экстремизмом. Он возглавил Ирак в 1979 году, когда в отношениях Ирана с США произошёл резкий раскол. Исламская революция, а затем захват заложников в американском посольстве в Тегеране, стали для Вашингтона сначала серьёзным международным, а впоследствии и внутренним кризисом, который привёл к проигрышу действующего президента Картера в предвыборной гонке. Тогда в Белом доме в отместку начали искать нового союзника в регионе. Роль идеального кандидата в проекте “анти-Иран” отвели Ираку в лице Саддама Хусейна.

Руководители западных государств нарекли его своим парнем, да еще и обладающим силой. А чтобы укрепить её, начали накачивать новоиспечённого союзника современными вооружениями, в том числе средствами для создания оружия массового уничтожения – того самого, в использовании которого впоследствии будут не раз обвинять. По словам конгрессмена Самюэля Геджэнсона, за период с 1985 по 1990 годы правительство США одобрило почти 800 заявок на экспорт в Ирак новейших технологий. Военный потенциал арабской страны рос, а вместе с ним и влияние в регионе. А укреплялось оно за счёт ослабления Ирана, с которым ещё в 1980 г. Ирак развязал войну. Поводом для её начала послужили территориальные споры за богатую нефтью провинцию Хузестан.

Конфликт продолжался восемь лет и привел к значительным людским жертвам — примерно 1 млн человек с обеих сторон. Наибольшую выгоду от продолжительного военного противостояния получили США. Ирак стал зависим от американской развединформации и поставок вооружений, а Иран ослаб и потерял роль гегемона на Ближнем Востоке. Кроме того, Вашингтон получил и огромные экономические дивиденды – цены на нефть на мировом рынке упали примерно в 3 раза (с 22-30 долларов за баррель до 8-12, а порой еще ниже). Впоследствии это ударит и по советской экономике, существенные доходы которой приносила торговля нефтью на мировом рынке, и станет одной из причин коллапса главного оппонента Америки в холодной войне.

А вот воюющие стороны понесли лишь убытки. Помимо гуманитарного бедствия, в странах разразился экономический кризис. Ирак, который в предыдущие годы значительно повысил уровень благосостояния за счет продажи энергоресурсов, потерял существенную часть прибыли, а почти треть всего валового национального продукта (13 млрд из 45 в 1988 году) тратилась на армию.

Плата по счетам

Заинтересованные в поддержке военной машины Ирака, США при этом не оказывали сколько-нибудь существенной поддержки экономике страны. Напротив, скорее, измотали её. А как только конфликт завершился, Хусейну выставили счет союзники Америки – Кувейт и Саудовская Аравия. Они так же финансировали иракскую армию, а затем потребовали вернуть свои вложения. Средств на оплатиту долга у страны не было: из-за обвала цен на нефть бюджет потерял доходы. Иракский лидер обвинил государства Ближнего Востока в рыночном сговоре, а Кувейт – в незаконной добыче на спорных территориях.

Запад, который постоянно вмешивался в ближневосточные дела, вдруг резко отдалился от конфликта. А США, по сути, вскормившие военный режим Хусейна, не отреагировали. В начале августа 1990 г. Ирак, посчитав это признаком молчаливого согласия, ввёл свою группировку в Кувейт и объявил его 19-й провинцией.

А это уже напрямую затронуло интересы Вашингтона. Передел нефтяного рынка в Персидском заливе США не устраивал. К тому же Кувейт был основным поставщиком энергоресурсов на американский рынок. Америка, на правах самопровозглашённого мирового гегемона, отреагировала силой: буквально через несколько дней в соседнюю Саудовскую Аравию начали прибывать первые подразделения войск США. В то же время под их эгидой начинается формирование международных сил. Их название – «Coallition of the Willing» («Коалиция имеющих волю») – сразу же подверглось нападкам. Критики видели в нём признаки истинных целей союзников. Играя словами, они нарекли объединенную группировку «Coalition of billing» – «Коалицией выставляющих счет», «Коалицией шиллинга». А сенатор Р. Бэрд отметил, что в акрониме COW (по-английски “корова”) скрывается желание участников кого-то подоить.

Несмотря на это, американский президент заручился поддержкой конгресса, которая была так важна для Белого дома после позора Вьетнамской войны, а также международного сообщества – ООН, по сути, узаконила проведение военной операции силами уже сформированной группировки во главе с США. Советская дипломатия пыталась предотвратить кровопролитие. Однако, мир Вашингтону был не нужен, американцы выдвинули Ираку ультиматум. Стороны начали концентрировать военные формирования вдоль границ.

Эпоха безнаказанности

Воспользовавшись благовидным предлогом восстановления мира в регионе и суверенитета Кувейта, ночью 17 января 1991 года коалиция под предводительством США развернула массированные бомбардировки Ирака. Так началась операция «Буря в пустыне». Воздушная атака для страны оказалась совершенно внезапной. Её руководство ожидало, что противник вступит в сухопутный бой и увязнет на земле. Подходящей защиты от налётов страны не было, поэтому большая часть иракских городов превратилась в руины. Досталось и столице государства Багдаду.

Позже французский дипломат Эрик Руло напишет, что иракцы полностью признают своё поражение, однако до сих пор не понимают, зачем нужно было систематически уничтожать гражданскую инфраструктуру и промышленность. За 39 дней западные государства совершили 110 тыс. самолето-вылетов (из которых 84% совершили американские ВВС), сбросив около 88,5 тыс. тонн бомб (¾ – американского производства). Под ударами погибли по разным оценкам, от 2,2 тыс. до 3,6 тыс. гражданских лиц.

Согласно докладу ООН, бомбардировки вернули Ирак в «доиндустриальный век», а их последствия были названы «почти апокалиптическими». Было уничтожено около 92% энергетической инфраструктуры, 80% мощностей нефтепереработки, нефтехимические предприятия, более сотни мостов, железных и шоссейных дорог, центры телекоммуникаций, цементные заводы и даже текстильные фабрики, предприятия по производству кабеля и медицинского оборудования. Из-за разрушенной инфраструктуры врачи не могли оказывать жителям медицинскую помощь, а разрушенные коммуникации привели к тому, что иракцы потеряли доступ к чистой воде. В результате, по оценкам исследователя Бет Осборн Дапонте, затяжной эффект бомбардировок для населения страны оказался в разы ужаснее – они унесли жизни около 100-120 тыс. человек.

Кроме того, объединённые войска применяли боеприпасы с обедненным ураном – всего около 300 тонн. Позже международные исследования покажут, что после войны Ирак занял первое место в мире по количеству смертей от лейкемии.

Силы сторон по численности личного состава и техники были примерно равны, но Ирак уступал коалиции в качестве вооружений. 24 февраля объединенные войска начали наземную часть операции – «Сабля пустыни». Здесь впервые в качестве главной ударной силы выступили американские танки “Абрамс” и английские “Челленджеры”. США и их союзники отрезали ту часть иракской армии, которая располагалась в Кувейте, от остальных подразделений. Активная фаза боевых действий завершилась, а уже в начале марта стороны подписали документы о прекращении огня, и войска Хусейна начали организованный выход из Кувейта.

Однако к порядку это не привело. В Кувейте начались этнические чистки. Палестинцы и жители Йемена были вынуждены уехать – их обвинили в поддержке Ирака во время войны. Начались брожения и в самом Ираке. Хотя операцию, проведенную США, американский журналист И. Моиз назвал «блистательной маленькой войной», стратегической цели – уничтожения режима Хусейна – союзники не достигли. Эксперты считают, что сохранив его на посту президента, США решили две задачи – предотвратили усиление Ирана и получили обоснование для сохранения существенного военного контингента в Персидском заливе.

Народ Ирака оказался на грани выживания: многие страдали от голода и нищеты. При этом США и западные страны только ухудшали их положение, обвиняя режим Хусейна в производстве оружия массового уничтожения и вводя против страны санкции. А мнимая попытка разрешить гуманитарный кризис в виде программы «Нефть в обмен на продовольствие» привела к очередному разграблению государства.

Ближний Восток погрузился в хаос. В регионе не осталось сильного государства, способного поддерживать порядок. Как итог, возросла активность антиправительственных движений, курдов, шиитов, что спровоцировало цепочку новых конфликтов в арабских странах и привело к разгулу экстремистских и террористических группировок. США же своими действиями положили начало строительству однополярного мира. «Буря в пустыне» стала первой военной акцией, проведённой практически без оглядки на Советский Союз. По её лекалам США ещё не раз предпримут вторжения в другие страны, преследуя собственные политические и экономические интересы.

 

Фото: topcor.ru


Читайте нас в:

Эхо «Бури в пустыне»: как политические игры США привели к дестабилизации на Ближнем Востоке

ЯКУТИЯ. ЯКУТСК. 13 марта — ULUS.MEDIA. 32 года назад США в союзе с несколькими европейскими и арабскими странами завершили войну с Ираком полным разгромом армии Саддама Хусейна. Из 43 дней боевых действий под руководством американского генерала Шварцкопфа 39 авиация коалиции бомбила территорию страны. Эта часть операции, получившая название «Буря в пустыне», стала самой неоднозначной за время конфликта в Персидском заливе. Ирак так и не оправился от полученного ущерба, а Америка после успешного блицкрига почувствовала себя безнаказанной на международной арене. О том, как действия США и их союзников обернулись политическим хаосом для целого региона – в материале ЯСИА.

«Наш сильный человек в регионе»

Долгое время ни диктаторские замашки Саддама Хусейна, ни репрессии, которые он чинил против внутренней оппозиции, ни нарушения прав человека или даже использование химического оружия не смущали власти США и западных стран. Наоборот, иностранные визитёры подпитывали самолюбие нового президента, неизменно подчёркивая его главенствующую роль на Ближнем Востоке — чуть ли не столпа безопасности и борца с шиитским экстремизмом. Он возглавил Ирак в 1979 году, когда в отношениях Ирана с США произошёл резкий раскол. Исламская революция, а затем захват заложников в американском посольстве в Тегеране, стали для Вашингтона сначала серьёзным международным, а впоследствии и внутренним кризисом, который привёл к проигрышу действующего президента Картера в предвыборной гонке. Тогда в Белом доме в отместку начали искать нового союзника в регионе. Роль идеального кандидата в проекте “анти-Иран” отвели Ираку в лице Саддама Хусейна.

Руководители западных государств нарекли его своим парнем, да еще и обладающим силой. А чтобы укрепить её, начали накачивать новоиспечённого союзника современными вооружениями, в том числе средствами для создания оружия массового уничтожения – того самого, в использовании которого впоследствии будут не раз обвинять. По словам конгрессмена Самюэля Геджэнсона, за период с 1985 по 1990 годы правительство США одобрило почти 800 заявок на экспорт в Ирак новейших технологий. Военный потенциал арабской страны рос, а вместе с ним и влияние в регионе. А укреплялось оно за счёт ослабления Ирана, с которым ещё в 1980 г. Ирак развязал войну. Поводом для её начала послужили территориальные споры за богатую нефтью провинцию Хузестан.

Конфликт продолжался восемь лет и привел к значительным людским жертвам — примерно 1 млн человек с обеих сторон. Наибольшую выгоду от продолжительного военного противостояния получили США. Ирак стал зависим от американской развединформации и поставок вооружений, а Иран ослаб и потерял роль гегемона на Ближнем Востоке. Кроме того, Вашингтон получил и огромные экономические дивиденды – цены на нефть на мировом рынке упали примерно в 3 раза (с 22-30 долларов за баррель до 8-12, а порой еще ниже). Впоследствии это ударит и по советской экономике, существенные доходы которой приносила торговля нефтью на мировом рынке, и станет одной из причин коллапса главного оппонента Америки в холодной войне.

А вот воюющие стороны понесли лишь убытки. Помимо гуманитарного бедствия, в странах разразился экономический кризис. Ирак, который в предыдущие годы значительно повысил уровень благосостояния за счет продажи энергоресурсов, потерял существенную часть прибыли, а почти треть всего валового национального продукта (13 млрд из 45 в 1988 году) тратилась на армию.

Плата по счетам

Заинтересованные в поддержке военной машины Ирака, США при этом не оказывали сколько-нибудь существенной поддержки экономике страны. Напротив, скорее, измотали её. А как только конфликт завершился, Хусейну выставили счет союзники Америки – Кувейт и Саудовская Аравия. Они так же финансировали иракскую армию, а затем потребовали вернуть свои вложения. Средств на оплатиту долга у страны не было: из-за обвала цен на нефть бюджет потерял доходы. Иракский лидер обвинил государства Ближнего Востока в рыночном сговоре, а Кувейт – в незаконной добыче на спорных территориях.

Запад, который постоянно вмешивался в ближневосточные дела, вдруг резко отдалился от конфликта. А США, по сути, вскормившие военный режим Хусейна, не отреагировали. В начале августа 1990 г. Ирак, посчитав это признаком молчаливого согласия, ввёл свою группировку в Кувейт и объявил его 19-й провинцией.

А это уже напрямую затронуло интересы Вашингтона. Передел нефтяного рынка в Персидском заливе США не устраивал. К тому же Кувейт был основным поставщиком энергоресурсов на американский рынок. Америка, на правах самопровозглашённого мирового гегемона, отреагировала силой: буквально через несколько дней в соседнюю Саудовскую Аравию начали прибывать первые подразделения войск США. В то же время под их эгидой начинается формирование международных сил. Их название – «Coallition of the Willing» («Коалиция имеющих волю») – сразу же подверглось нападкам. Критики видели в нём признаки истинных целей союзников. Играя словами, они нарекли объединенную группировку «Coalition of billing» – «Коалицией выставляющих счет», «Коалицией шиллинга». А сенатор Р. Бэрд отметил, что в акрониме COW (по-английски “корова”) скрывается желание участников кого-то подоить.

Несмотря на это, американский президент заручился поддержкой конгресса, которая была так важна для Белого дома после позора Вьетнамской войны, а также международного сообщества – ООН, по сути, узаконила проведение военной операции силами уже сформированной группировки во главе с США. Советская дипломатия пыталась предотвратить кровопролитие. Однако, мир Вашингтону был не нужен, американцы выдвинули Ираку ультиматум. Стороны начали концентрировать военные формирования вдоль границ.

Эпоха безнаказанности

Воспользовавшись благовидным предлогом восстановления мира в регионе и суверенитета Кувейта, ночью 17 января 1991 года коалиция под предводительством США развернула массированные бомбардировки Ирака. Так началась операция «Буря в пустыне». Воздушная атака для страны оказалась совершенно внезапной. Её руководство ожидало, что противник вступит в сухопутный бой и увязнет на земле. Подходящей защиты от налётов страны не было, поэтому большая часть иракских городов превратилась в руины. Досталось и столице государства Багдаду.

Позже французский дипломат Эрик Руло напишет, что иракцы полностью признают своё поражение, однако до сих пор не понимают, зачем нужно было систематически уничтожать гражданскую инфраструктуру и промышленность. За 39 дней западные государства совершили 110 тыс. самолето-вылетов (из которых 84% совершили американские ВВС), сбросив около 88,5 тыс. тонн бомб (¾ – американского производства). Под ударами погибли по разным оценкам, от 2,2 тыс. до 3,6 тыс. гражданских лиц.

Согласно докладу ООН, бомбардировки вернули Ирак в «доиндустриальный век», а их последствия были названы «почти апокалиптическими». Было уничтожено около 92% энергетической инфраструктуры, 80% мощностей нефтепереработки, нефтехимические предприятия, более сотни мостов, железных и шоссейных дорог, центры телекоммуникаций, цементные заводы и даже текстильные фабрики, предприятия по производству кабеля и медицинского оборудования. Из-за разрушенной инфраструктуры врачи не могли оказывать жителям медицинскую помощь, а разрушенные коммуникации привели к тому, что иракцы потеряли доступ к чистой воде. В результате, по оценкам исследователя Бет Осборн Дапонте, затяжной эффект бомбардировок для населения страны оказался в разы ужаснее – они унесли жизни около 100-120 тыс. человек.

Кроме того, объединённые войска применяли боеприпасы с обедненным ураном – всего около 300 тонн. Позже международные исследования покажут, что после войны Ирак занял первое место в мире по количеству смертей от лейкемии.

Силы сторон по численности личного состава и техники были примерно равны, но Ирак уступал коалиции в качестве вооружений. 24 февраля объединенные войска начали наземную часть операции – «Сабля пустыни». Здесь впервые в качестве главной ударной силы выступили американские танки “Абрамс” и английские “Челленджеры”. США и их союзники отрезали ту часть иракской армии, которая располагалась в Кувейте, от остальных подразделений. Активная фаза боевых действий завершилась, а уже в начале марта стороны подписали документы о прекращении огня, и войска Хусейна начали организованный выход из Кувейта.

Однако к порядку это не привело. В Кувейте начались этнические чистки. Палестинцы и жители Йемена были вынуждены уехать – их обвинили в поддержке Ирака во время войны. Начались брожения и в самом Ираке. Хотя операцию, проведенную США, американский журналист И. Моиз назвал «блистательной маленькой войной», стратегической цели – уничтожения режима Хусейна – союзники не достигли. Эксперты считают, что сохранив его на посту президента, США решили две задачи – предотвратили усиление Ирана и получили обоснование для сохранения существенного военного контингента в Персидском заливе.

Народ Ирака оказался на грани выживания: многие страдали от голода и нищеты. При этом США и западные страны только ухудшали их положение, обвиняя режим Хусейна в производстве оружия массового уничтожения и вводя против страны санкции. А мнимая попытка разрешить гуманитарный кризис в виде программы «Нефть в обмен на продовольствие» привела к очередному разграблению государства.

Ближний Восток погрузился в хаос. В регионе не осталось сильного государства, способного поддерживать порядок. Как итог, возросла активность антиправительственных движений, курдов, шиитов, что спровоцировало цепочку новых конфликтов в арабских странах и привело к разгулу экстремистских и террористических группировок. США же своими действиями положили начало строительству однополярного мира. «Буря в пустыне» стала первой военной акцией, проведённой практически без оглядки на Советский Союз. По её лекалам США ещё не раз предпримут вторжения в другие страны, преследуя собственные политические и экономические интересы.

 

Фото: topcor.ru



Юмор ЧП Спорт СВО Разное Отдых Мир Культ